Почему нашествие русского рэпа на запад отложено
23 января 2017, 15:30 Авторы: Дмитрий Шевченко

Почему нашествие русского рэпа на запад отложено

В своей новой колонке наш автор Дмитрий Шевченко под особым углом смотрит на творческий путь Тимати

Человеку испокон веков всегда был важен вопрос самоидентификации. Принадлежность к какой-либо социальной группе является одной из базовых потребностей большинства людей. Чем сильней, обширнее, могущественней и богаче твоя ячейка общества, тем большим статусом обладает каждый отдельный ее член. Обычно в роли социальной группы выступает семья, рабочий коллектив, футбольная команда, профессиональное сообщество и государство. Иногда встречаются так называемые «люди мира», некие космополиты, которые в целом абсолютно спокойно относятся к вопросу принадлежности к тому или иному государству. Ведь все люди братья, все страны и народы равны в своих правах и свободах, а гражданство – просто некая условность. Против таких людей выступают патриоты и их крайняя форма – националисты.

Культура, искусство и творчество несут в себе массу функций: от обучения и воспитания до объединения и примирения народов. Музыка, в частности, является тем самым интернациональным языком, на котором люди разного цвета кожи, вероисповедания и происхождения могут разговаривать, обмениваться эмоциями и находить общие точки соприкосновения. Как правило, человеку сначала нравится мотив, мелодия, ритм, драйв в услышанной песне, а уже потом он узнает, уроженцем какой страны является ее исполнитель. Человеку очень трудно навязать музыкальные предпочтения и музыкальный вкус, насильно заставить полюбить музыку исключительно своего народа или какой-то определенной национальности.

Но еще лучше, чем музыка, народы скрепляет политика. После распада СССР кончилась мультикультурность братских республик, и каждое, теперь уже независимое государство, стало создавать свой собственный музыкальный фольклор. В начале 90-х появилось такое явление, как российский шоу-бизнес. Кому-то сейчас, глядя с исторических вершин, он кажется ужасным, кто-то, наоборот, испытывает ностальгию родом из детства, вспоминая артистов и песни той поры. С приходом миллениума отдельные российские исполнители почувствовали себя стесненными рамками СНГ и стали предпринимать робкие попытки если уж и не покорить запад, то хотя бы заявить о себе, показать, что в России тоже есть талантливые исполнители.

В стране появилось MTV, наши артисты начали ездить на «Евровидение», получали статуэтки на «World Music Awards», однако никто все никак не мог «прорубить окно в Америку». Дальше открывания маленькой форточки дело так и не доходило. Но если поп-исполнители предпринимали хоть какие-то попытки выйти на мировую музыкальную арену, то российские рэперы только готовились к тому, чтобы стать популярными и узнаваемыми хотя бы в России. Молодым уличным поэтам нужна была волна, которую бы они смогли оседлать и возвыситься над пучиной российского шоу-бизнеса, все еще волокущего багаж из 90-х. И вот в 2005-м их просьбы были услышаны и страну, как и весь остальной мир, захлестнуло цунами перерожденного R&B.

Невероятно пышным букетом зацвели артисты нового для России направления. Десятки исполнителей, групп, команд поддались новой моде на гламур и пафос, стали вторить своим западным кумирам и стремиться стать по-настоящему «богатыми и красивыми». Новое течение должен был кто-то возглавить, стать олицетворением всех необходимых качеств представителя жанра. Волею судеб капитаном этого корабля стал молодой, но уже перспективный Тимати. Тогда еще малоизвестный выпускник четвертой по счету «Фабрики звезд» идеально подходил на эту роль. Он был стопроцентным продуктом тогдашнего бума на роскошь. Все его бахвальство, «мажористость», пафос, его клубы, тачки, меха, вечеринки – все части этой мозаики были подобраны с филигранной точностью.

Однако если для столичного бомонда Тимати тогда и был рукопожатной персоной, то для большинства населения страны, которое не сказать, чтобы нещадно бедствовало, но все-таки испытывало определенные финансовые трудности, «золотой ребенок» был как красная тряпка для быка. Более ненавистного персонажа для жителей глубинок, провинциальных городов, городских окраин, в общем, большей части территории страны, было найти трудно. 

Его ненавидело 90% населения России нулевых, которые его знали. Его творчество считали бездарным и чуждым, его появление по телевизору вызывало приступ язвительных шуток, стеба и сарказма. Многие представители только-только расправлявшего плечи русского рэпа и вовсе были против, чтобы Тимати значился «рэпером».

Но несмотря на жесточайшее сопротивление масс, «мистер BlackStar», как он сам себя называл, продолжал гнуть свою линию. Стиль одежды, американизмы в речи, все тот же пафос и все тот же гламур и не собирались отслаиваться от творчества и образа жизни молодого повесы. В какой-то момент стало казаться, что Тимати стал заложником своего же имиджа. Он подобно герою древнегреческого мифа Тесею зашел в лабиринт, из которого не может найти выход. Однако какие бы претензии ни высказывала общественность по поводу его образа и позиционирования, но его предпринимательская жилка и бизнес-чутье все-таки всегда были при нем и позволили Тимати найти правильный вектор приложения своих усилий в сложившейся ситуации.

Западный музыкальный рынок середины нулевых все еще не был представлен российскими артистами. Звезды, которые колесили по стране, мелькали по телевизору и выпускали свои диски, были известны только на территории постсоветского пространства. Тогда, впрочем, как и сейчас, быть узнаваемым и востребованным артистом даже исключительно русскоязычного масштаба было довольно прибыльно. Идею конвергенции и интеграции в мировой шоу-бизнес лелеяли многие артисты, но начать движение в эту сторону означало пойти на большой риск – потратить большие деньги и даже, возможно, потерять часть русскоязычной аудитории. Никаких гарантий успеха на западе не было.

Однако Тимати пошел на этот риск. Обособившись от русского рэпа, он взял курс на планомерное и стратегическое выстраивание отношений с западными хип-хоп артистами. Понадобилось несколько лет, чтобы завязать нужные знакомства, обрасти связями. Привозы в Россию зарубежных звезд и совместные выступления с ними в московских клубах, первые коллаборации сначала с артистами второго и третьего хип-хоп эшелона Америки. Тимати так долго и упорно заряжал эту большую пушку, что ее выстрел должен был сразить всех наповал. В начале 2009 года совместный клип со Snoop Dogg «Groove On» утер нос всем недругам и злопыхателям. Америка, в лице одного из ветеранов и непререкаемого авторитета в мире рэпа, сдалась.

Xzibit, Busta Rhymes, Fat Joe, Diddy, Timbaland на фитах, Scott Storch, Mel-Man, G-Production – брат Akon’а, на битах. Кто еще из русских рэп-артистов может похвастаться таким послужным списком? Никто из наших МС не может повторить такой международный успех до сих пор. С этого момента стало ясно, что ненависть – ненавистью, а с Тимати придется считаться. Именно он в глазах пусть и не очень большой части западного слушателя стал ассоциироваться с современной российской музыкой. Последующий оглушительный успех сингла «Welcome to Saint-Tropez» с DJ Antoine только закрепил и без того впечатляющие позиции Тимати. Мнение общества о нем стало постепенно меняться. Пускай он и делает привнесенную для родного уха музыку, зато у России появился первый рэпер мирового уровня.

Примечательно, что время бурного развития Тимати в качестве представителя русского рэпа на западе пришлось на срок правления страной Дмитрия Медведева. Именно тогда между Россией и Америкой наступило зыбкое потепление отношений. Доллар – 30, евро – 40, нефть – больше ста. Война на границе Северной Осетии и Грузии, чуть было стремительно не переросшая в конфликт двух ядерных сверхдержав, также скоротечно исчезла из информационного поля. Инцидент сошел на нет и больше не напоминал о себе в течение всего президентства Дмитрия Анатольевича.

Немногим позднее, в конце 2011 и начале 2012 года, Россия стояла на пороге революции. Протестные движения в столице, марши несогласных, белые ленты, митинги на площадях – казалось, еще чуть-чуть – и страна съедет в пасть хаоса, а власть получит попытку государственного переворота. Но у верхушки России тогда нашлись силы и средства демпфировать ситуацию и остудить революционный маховик. Все обошлось, но спустя два года ситуация уже за пределами нашей страны, в братской Украине, начала развиваться по примерно такому же сценарию. В конце осени 2013 года в Киеве начались волнения и уже зимой стало ясно, что просто так все это не закончится, что бурлящий котел в скором времени обязательно вскипит.

Примечательно, что последний фит Тимати с западным рэп-артистом, а именно с Flo-Rida, выпадает как раз на осень 2013 года. Начало революционных ажитаций в Киеве совпало с крайней международной коллаборацией рэппера. Вскоре подоспел альбом «13», в котором слушатели больше не наблюдали громких западных имен, да и общий настрой песен хоть и нес в себе привычный налет пафоса и помпезности, однако красная линия релиза все же была о другом. Мы увидели повзрослевшего, вдумчивого, зрелого мужчину средних лет, который не то, чтобы достиг кризиса среднего возраста, но сделавшего определенные выводы и пересмотревшего взгляды на многие вещи. Экспериментальный фильм «Капсула» также заставил поклонников вчерашнего кутилы и выпендрежника еще раз скорректировать о нем свое мнение.

После революции в Украине Россию захлестнула волна патриотизма. Рэп как жанр музыки стал восприниматься более настороженно. Не то чтобы стало не престижно или не модно им заниматься, но его изначальное западное происхождение несколько оттолкнуло какую-то часть людей. Конечно же, никто не собирался впадать в крайности и запрещать хип-хоп культуру, пришедшую к нам из Америки, но вот делать рэп на английском и перебарщивать с «американщиной» стало как-то не комильфо. Перед артистами и Тимати в особенности встал выбор – либо делать все чисто на русском и для российской аудитории, либо очень сильно рисковать своим реноме. Согласитесь, очень недальновидно делать фит с американским рэпером африканского происхождения, в то время как вся страна ездит на машинах с наклейками «Обама чмо!».

Трудно не проводить параллели там, где они проводятся сами с собой. Идея конвергенции российского шоу-бизнеса в пусть даже его части в виде хип-хопа превратилась в утопию. Политика оказалась сильнее музыки. Вместо покорения запада Тимати развернул свой вектор и стал смотреть вглубь России. Дружить с Кадыровым, фотографироваться с Путиным. «Баклажан» и «Мага» для одного, «Напоследок я скажу» и «Лучший друг» для другого. Даже выстраивание всех бизнес-моделей бренда «Black Star» было переориентировано исключительно для стран, где понимают русский язык. Стало привычным видеть Тимати в амплуа народного артиста, который перенаправил всю мощь своей бизнес-империи на развитие качественного отечественного продукта.

Лучше быть первым парнем на селе, чем вторым в Риме. Присказка, поражающая своей простотой и практичностью. Во многих интервью Тимати говорил о том, что у него есть записанные трэки с американскими артистами. Как талантливый и успешный предприниматель он обязательно ими воспользуется, как только наступит подходящее время. А пока его дела и успехи его артистов, команды, новых направлений бизнеса – сети фастфуда, барбершопов, тату-салонов стремительно идут в гору. Аншлаги на концертах, миллионы просмотров на YouTube, первые места в iTunes – все это стало неотъемлемыми атрибутами жизни теперь уже примерного семьянина. Но самое главное, что ему удалось путем долгой и кропотливой работы вырасти из первоначального образа, добиться уважения коллег по цеху и даже завоевать симпатию большого количества россиян. Пока все складывается таким образом, так что пусть флешка с неизданным англоязычным материалом Тимати еще немного подождет своего часа.

comments powered by Disqus




Профайлы

Аудио в тему

Тимати, Snoop DoggMagical
Тимати, L'One, Мот, ФидельЛовушка
ТиматиВертолет
Тимати#ДАВАЙДОСВИДАНИЯ
0 - 9 | A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z | А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я