Бац!!! И новое интервью Big Black Boots!
13 января 2007, 19:02 Авторы: Руслан Муннибаев

Бац!!! И новое интервью Big Black Boots!

Еще до выпуска «Бутика» мы замутили свой новый стайл, который еще на нем увидел свет, но остался недосказанным. Новый альбом зацепился за этот стайл и получился таким, какой он есть.


Последними творческими известиями о группе Big Black Boots был выпуск Big Black Bootiq два с лишним года назад и ротация прошлым летом по радио Next трека “нифиGасебе”. С тех пор в существовании группы можно было убедиться только по крайне редким концертам. Что происходило все это время?

Дим: Да ты знаешь, ничего такого интересного. Техническую базу полностью обновили. Да и сами… Я без какого-то пафоса скажу, что после выпуска «Бутика» ни разу его не слушал. Даже не то чтобы перевернул страницу, а через какое-то время даже перестал понимать, как я это мог записать. Открыл для себя совсем другие возможности, другие программы, vst-инструменты, другой подход к музыке.

А как ди-джей что ты делал? Ездил с выступлениями?

Дим: А я перестал быть ди-джеем. Практика пропала: в клубах давно не работаю, на концертах не пилю. Просто делаю музыку, а на выступлениях - бэк-вокал.

Джи: Да ведь это достаточно старый альбом, вот им и занимались. 2 года писали, да, Дим? Еще до выпуска «Бутика» мы замутили свой новый стайл, который еще на нем увидел свет, но остался недосказанным. Новый альбом зацепился за этот стайл и получился таким, какой он есть. Год назад альбом был совсем другим. Такое лоскутное одеяло из стилей, мыслей, понимаешь, философий. Можно было поддаться эйфории и выпустить его, но мы не сделали этого. Альбом нам настолько надоел, что мы просто объективно посмотрели на него и, как засохшие ветки, с него упали ненужные песни, которые могут составить еще один альбом. И он бы мог получиться еще больше, чем этот. Понимаешь?

А состав группы изменился?

Ну он у нас всегда был плавающим. Дим сделал практически всю музыку. Вообще над альбомом работало 3 битмейкера: Дим, Илья Куликов, но его музыка под концепцию альбома подошла только в четырех треках, и еще один бит нам сделал Илья Ферре.

«нифиGасебе» появилась на радио год назад и пользовалась определенным успехом. Она была непохожа на всё, что вы делали раньше. Расскажите, как она появилась.

Джи: Появилась она просто: пришел я к Диму домой и пошел в туалет. Сижу там и слышу музыку. Вот, думаю, блин, когда ж у нас такую начнут сочинять! Я бы под нее зачитал! Выхожу и говорю Диму: «Может, украдем музыку?» А он: «В смысле? Это наш новый минус». Через пять минут песня была записана. И потом она взорвала чарты! (смеется) Ну пару недель была в первых строках хит-парада. Не знаю, что это означает на самом деле, но факт остается фактом.

А что за история была с Тимати с этой песней?

Дим: Я точно уже не помню, но было что-то вроде того, что он хотел записать второй куплет к этой песне и снять видео. С хорошими ротациями на одном из музыкальных каналов – у него были тогда такие возможности. Мы всегда к нему очень хорошо относились и будем относиться, хоть его и хейтерят, засирают многие. Но потом эта тема как-то сошла на нет, и мы ее больше не поднимали.

Ваше деловое общение с Александром Толмацким привело или приведет к чему-нибудь?

Джи: Пока нет. Он познакомил нас с людьми, которые и выпускают альбом. Приведет ли? Я надеюсь.

А каковы на данный момент твои, Джи, взаимоотношения с радио Next? Кажется, тебя туда даже звали работать.

Джи: Да, мне предлагали стать коммерческим директором. Мне эта история вообще очень дорога. На ее примере я убедился в порядочности одного близкого мне человека, который сначала звал меня туда, а потом отговорил. Это бывший генеральный продюсер станции Егор Строев. Он меня всячески убеждал перейти к ним, и когда я уж должен был выйти на работу, на службу на благо хип-хопа, он мне сказал: «Послушай, я все-таки думаю, тебе не стоит. Поверь мне».

А эта единственная r'n'b и хип-хоп радиостанция вам нравится?

Джи: Как единственная – не может не нравиться. Как станция, которая охотно берет наши треки  тоже. Как радио, которое крутит песни, которые я слушать не могу – не нравится.

Как сами оцениваете свой альбом, что можете о нем сказать?

Джи: Кому-то он покажется … коммерческим. И эти люди будут правы! (смеется)

Дим: Я скажу на примере «Бутика». Там я не был самим собой. Я … ну не кривя душой, скажу, что пытался подстроиться под мс, найти уважение в этой тусовке. Это была не моя музыка и она сейчас мне не нравится. Сейчас я свободен, оторвался от всех тусовок. Не использую сэмплы – на всем альбоме из 2-3, да и то не в основных местах. Альбом сделан на другом оборудовании, на профессиональных машинах. Сейчас я смотрю на западных продюсеров. Им удается делать такие песни, которые не оставляют никого равнодушным. Поэтому многим кажется, что рэп становится попсовым.

А кто из них тебе нравится?

Дим: Те, кто делают из говна конфетку. Достаточно посмотреть на проекты Timbaland. Кем была Nelly Furtado до него и кем стала после? Нравится Pharrell.

А если говорить о лирике? Так или иначе, именно она чаще всего становится лицом альбома.

Джи: Впервые в своих текстах я ушел от личной позиции. То ли в силу возраста, то ли в силу опыта – это не одно и то же. Для себя оставляю. На альбоме есть я настоящий, но где именно – пусть ищут, где Евгений Жуков, а где Джи Вилкс. Все остальное тоже я, но второе, третье, десятое. А точнее даже не я, а образ какой-то, герой.

А этот герой, он рэппер или просто взрослый человек, который сообщает что-то в форме рэпа?

Джи: Да, именно так ты сказал. Рэппер – это что? У него четыре ноги что ли?

А вы вообще общаетесь в хип-хоп тусовке, общаетесь с музыкантами?

Джи: Да, общаемся с удовольствием. С группами, людьми интересующимися, сочувствующими. Часто бывает так, что наши знакомые через нас начинают интересоваться рэпом. Они думают: «Если эти люди занимаются им, то, может, там есть что-то интересное?» Открываются и находят в хип-хопе что-то. У меня таких примеров много.

Изначально альбом позиционировался как сольный. Почему же все-таки выходит под маркой Big Black Boots?

Джи: Я люблю название Big Black Boots. Чем чаще его буду слышать, тем лучше. Тем более над ним столько людей работало, что называть его сольным нельзя.

Что с гостями, фичерингами?

Джи: Только в одном треке. Все песни писались и читались мной, но один трек был сделан вместе с нашим другом, которого мы еще и продюсируем, C.R.E.A.M., а также нашим братом Dry Ice из Ek-Playaz. Вот это единственный трек, в котором есть фичеринги. На первом и последнем треках читает Andy B, но это не фичеринг, это – БигБлэкБуц.

Дим: Еще в одном треке у нас спел Дима Ланской, ех-Премьер-Министр. Он был в очень галимой среде, называемой нашей попсой, но нашел в себе силы, переломал себя и ушел. Сейчас делает не рэп, конечно, но более честную музыку. У нас вообще много очень хороших музыкантов поучаствовало на альбоме. Алексей Звонков – гитарист, в свое время он жил в Штатах и записывал гитару для Wu-Tang Clan, Naughty By Nature.

Джи: Один из самых востребованных сессионных гитаристов в поп и рок музыке отечественной. Еще Леха Беляев – басист, только что приехал из Лондона, где участвовал в записи нового альбома Земфиры. Бобби Лившиц, кстати, звезда рекламы «Мегафон» с барабанщиками – постоянный участник состава «Би-2». А ты меня спрашиваешь, почему концерты редко живые даем! Эти люди приходят к нам безо всякой коммерческой подоплеки и говорят: «Ребят, нам нравится, что вы делаете. Чем мы можем помочь?» Оп, и сыграли! У нас альянс душевный. Именно это я имею в виду, когда говорю «брат». А не просто междометие, как в хип-хопе принято.

Кто такой C.R.E.A.M. и как вы его продюсируете?

Дим: Это такой молодой парень из моего родного города (Уфа – прим. Rap.ru). Я сначала дружил с его отцом, а потом, когда играл в клубах, учил его сведению, каким-то начальным знаниям, азам скрэтча. Он начал прогрессировать в плане ди-джеинга, а последние пару лет – и в речитативе. Парень очень перспективный. Мы его не то чтобы продюсируем, просто учим тому, что знаем сами. Альбом с ним, думаю, запишем. Не хочу произносить всех этих шаблонов – «взорвет» или что-то такое, но даже по тому треку с ним, что на нашем альбоме, его заметят. Он слушает очень правильную музыку и нам ее немало дал послушать.

Джи: Чувак открыл для нас J Dilla. Я что-то такое слышал о нем, но Крим донес до меня его творчество. А вокруг J Dilla  - Slum Village, Platinum Pied Pipers, Dwele тот же… А вокруг них еще… Aloe Blacc знаешь?

Да, знаю. Кстати, если говорить о музпросветительстве, то, выходя из дома на интервью, я поймал себя на том, что выключаю winamp, в котором играет Lifesavas. А их именно ты года два с половиной назад мне посоветовал.

Джи: Ну вот. А он нам советует. Ну где еще, как не в хип-хопе, молодой парень может учить взрослых дядек?

Говоря о том, что последний рэп, который от тебя слышали люди, был на «Бутике», я лукавил. На самом деле, последним была серия рекламных роликов пива «Клинское» с твоим рэпом, который услышал каждый, кто включал телевизор.

Джи: Рэп в рекламе – это счастье для меня. То, что я люблю, и то, что приносит деньги, находят компромисс. Это счастье. В рекламе «Клинского» есть ролики, где я текст читал по-рэпперски, привносил в них свою культуру, - их я люблю. В других меня просили произнести как есть. Когда они крутятся, я выключаю звук.

Заработал?

Джи: Да. И заработал, а с другой стороны, приятно, что рекламная кампания «Клинского» получает на Московском  Международном фестивале рекламы первое место как лучшая медийная рекламная кампания. Творчество и бизнес соприкоснулись.

Это же не первая ваша рекламная работа?

Джи: Coca-Cola, Евросеть, Sprite. Половина музыки в рекламе Мегафона написана Ильей Куликовым или Димом. Мы же не только рэп делаем, а саунд-дизайн вообще.

Как по-твоему, почему такие крупные компании как «Клинское» пользуются рэпом для своей рекламы?

Джи: Раньше людям впаривали продукт, не интересуясь покупателям. Продукт был главным, а как его доносить до людей было не важно. Сейчас потребитель диктует, когда и в какой форме он будет получать рекламу. «Клинское» это поняло, молодцы. Увидели, что речитатив больше доносит, чем (говорит дикторским голосом) «Соберите пробки и отправьте их туда-то». Молодежь продиктовала язык, которым до нее теперь доносят рекламу.

Сами что из русского рэпа слушаете?

Джи: Дим, выручай, я только Umbriaco слышал в этом году. Я стараюсь не слушать русский рэп, а то начинаю читать, как они. Навязывается на ушах и делаю похоже. Ek Playaz, 5-6 из их последнего альбома я слушаю, когда засыпаю. St1m нравится, перспективный. Серега нравится, «Дискомалярия» и «Миллион долларов США». Моему сыну тоже нравится.

Дим: У меня тоже не получается. 3NT из Краснодара, все правильно делают. Нравится то, что в Питере происходит. BeatMakerBeat – его все хвалят, но заслуженно, молодец. Krec нравится. В Питере еще один микстейп готовится, там мы поучаствуем.

Напоследок расскажите о тех слухах, что в какой-то период работы над альбомом он просто пропал.

Джи: Ты и об этом знаешь?

Дим: Ну не углубляясь в подробности, скажу, что с декабря позапрошлого года весь альбом, полностью готовый, четыре месяца пролежал в прокуратуре. Мы уже и не надеялись получить его назад. Представляешь, каково было мое состояние, когда я его обратно получил? Получается, что первыми слушателями этого альбома были работники прокуратуры.





data-matched-content-rows-num="3" data-matched-content-columns-num="3" data-matched-content-ui-type="image_card_stacked" data-ad-format="autorelaxed">
comments powered by Disqus


Профайлы

Аудио в тему

Джи ВилксВ каждом миге
Джи ВилксБоржоми-Шоу (Вай хорошо!)
Джи ВилксТаши-Таши
Личное Мнение, Джи Вилкс, Shaika Ninja, ShaibaХватит стоять!
0 - 9 | A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z | А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я