Т9 - Не спим ночами, пишем
19 апреля 2009, 17:49 Авторы: Андрей Никитин

Т9 - Не спим ночами, пишем

"Ну что сказать о тех, кто сравнивает нас с группой Krec? Это все равно, что назвать похожими Macy Gray и Erykah Badu".

После этих слов участника группы Т9 по имени Владимир я неловко замолкаю, поскольку ранее не замечал какой-либо гигантской пропасти, разделяющей творчество двух соул-певиц. Не обращая внимания на мое смущение, участники группы рассказывают, что приехали в Москву на концерт, а день проводят в разъездах – то радиостанция, то студия в Люберцах. От обсуждения московского метро, которое спасает гостей из северной столицы от московских же автопробок, беседа плавно перетекает на тему происхождения группы Т9.

— У всех была в наличии база в виде музыкальных школ, – объясняет Максим. – Играли на разных инструментах, пели в хоре. Ну и как-то постепенно проснулся интерес к музыке, причем у меня уже лет в 13 — и именно к рэп-музыке. Дома в Великих Луках я слушал кассеты с записями Onyx и Naughty By Nature, а потом пытался написать что-нибудь свое. Как не странно, сочинял рэп под гитару, поскольку компьютера дома не было. А потом приехал в Питер учиться, где быстро освоил необходимый софт.

— Я еще в школе вел активную творческую деятельность – был ведущим, ди-джеем и так далее. – вступает в разговор Владимир. – А ближе к 11 классу сам стал писать стихи какие-то. Ну и тоже постепенно на горизонте возник хип-хоп, возникло желание его слушать, а потом и заниматься. И если Максим больше слушал иностранный рэп, то я как раз начинал с русского.

Отношения Марины с отечественным хип-хопом складывались значительно сложнее.

— Я долго не понимала русский рэп, – прямого говорит она, – не понимала, что там можно слушать. Но постепенно все изменилось и сейчас с удовольствием слушаю Триаду, кое-что из Ноггано, Krec.

— Мы учились в разных группах института, а познакомились в общежитии, – берет в свои руки нить повествования Владимир. – И поскольку у всех были позывы к творчеству... Кстати, еще до нашего знакомства мной была написана песня "Ода нашей любви". То есть, вы понимаете, это вообще черновик, проба сил, раннее-раннее творчество. И то, что она вот так пошла – ну это вообще... Мы и не хотели ее продвигать.

Судьба главного хита Т9 моментально становится главной темой обсуждения, оттесняя на второй план происхождение группы.

— Она записана была знаете в каких условиях? – спрашивает Максим. – Компьютер и микрофон, завешанный коврами. Это первый вариант песни. Потом уже мы ее переписали с профессиональными музыкантами.

— И с дорогими коврами. – шутит тут же.

— Мы сильно сомневались, что ее стоит брать на альбом. – признается Владимир. – Потому что она уже не соответствовала тому, что мы в тот момент делали. Мы выросли, уровень стал выше, втроем мы начали делать более интересное что-то.

— Но! – театрально акцентирует Владимир, после чего смягчает тон, – Решили взять, поскольку она, ну вроде разбавляла альбом.

Странно было бы отказываться от такого хита, о чем я тут же сообщаю собеседникам.

— Так мы не знали, что это хит, – парирует Владимир. – На тот момент мы вообще думали о другом: у нас появилась возможность работать с живыми музыкантами, а это уже серьезный уровень. То есть, все задумки, которые у нас были, мы решили претворить в жизнь очень интересно. Ну а песня эта как раз в тот момент и начала играть на одной радиостанции в Санкт-Петербурге. Потом вдруг на другой станции, третьей, потом интернет, сериалы "Ранетки" и "Клуб", ну и все вот так вот. Мы-то вообще не знали, что она так пойдет.

— И может быть, – предполагает Владимир, – именно поэтому складываются ощущения о группе Т9, что она попсовая. Песня написана без никаких там, единственный плюс – от души и красиво, но если говорить о хип-хопе, о технике читки, сложности и интересности, то я не скажу, что там очень интересно написано. То что мы делаем сейчас, то что мы делали в других песнях нового альбома, гораздо интереснее, качественнее. Это плата, наверное, за такой успех этой песни.

— А на самом деле как все у нас начиналось, как у группы? – возвращается Владимир к тому, с чего завязывался разговор. – Была тема, делали хип-хоп фестиваль, я искал, кто будет участвовать. Нашел его, – указывает на Максима, – предложил сделать трек, стали записывать что-то еще. Посчитали, что нужно, чтобы девушка спела, а я уже почти год был знаком с ней, – указывает на Марину, – она училась и подрабатывала певицей в ресторане.

— Мы подписали контракт многомиллионный, – уточняет Марина.

— И скрепили кровью, – подтверждает Владимир.

Первым местом, где новая группа смогла показать себя, оказался клуб "Пятница". По уверению ребят, каждый хоть сколько-то известный рэппер из Питера обязательно выходил на его сцену еще на ранних этапах карьеры. Их эта чаша не миновала – примерно полгода они выступали там каждое воскресенье в числе других подобных групп и без каких-то фантастических перспектив. "Набирались опыта", с несвойственной лаконичностью описывает этот период Владимир. После одной из таких воскресных вечеринок в "Пятнице" проходил ночной концерт группы Krec.

— Мы решили остаться и послушать, потому что всем нравилось их творчество, - вспоминает Владимир. – Они в какой-то мере эталон.

— Я в то время не особо слушал Krec, – уточняет Максим.

— Но "Нет волшебства" ты уже слышал. "Нет волшебства" оказался очень мощным альбомом, на тот момент он был самым качественным из всего, что в России делалось. После концерта мы подошли к ним, не обломались, говорим: "Так и так, мы молодая команда, никто нас никуда не хочет брать..." Фьюз попросил принести ему наш диск, а мы уже знали, что вот это "давайте ваше демо, послушаю и позвоню" – что-то вроде вежливого отказа, потому что никто никогда не звонил. Но Фьюз не прокатил, действительно послушал и даже пригласил выступать на их мероприятиях Кухня-пати, которые раз в месяц проходили в той же "Пятнице". Это был чуть-чуть другой уровень, туда ходила именно рэп-аудитория. И еще полгода мы там выступали.

Тему сравнений с группой Krec вряд ли удалось бы обойти.

— Те кто говорит, что Т9 это Krec, они просто недостаточно разбираются в музыке, и даже, недостаточно разбираются в хип-хопе, – предполагает Владимир. – Это не их вина, они просто слушали мало музыки разных стилей. Но они судят.

— Мы тоже любим джаз, – продолжает он, – мы тоже любим лирику, мы тоже любим сделать все интересно и гармонично. Кто-то говорит, что мой голос похож на Фьюза.

— Голос Максима многие с Ассаи сравнивают, – подсказывает Марина.

— Тем не менее, мы уважаем их творчество, но давно уже не равняемся на него – с тех пор, как всерьез решили сами заниматься музыкой, – подводит итог Максим.

Владимир тем временем возвращает беседу к истории группы Т9.

— Предположив, что раз мы привлекли внимание группы Krec, то и еще кого-то сможем заинтересовать, мы безрезультатно обошли, наверное, все существующие клубы Петербурга, и все сколько-то похожие на клубы заведения, зато неожиданно нашли продюсера, с которым и работаем до сих пор. До этого Роман занимался танцевальным проектом Mad Style, а тут как раз открывал студию. И мы, и он увидели в этом новые возможности. На этой студии за полгода мы и записали альбом. А когда дописали – тут-тот этот трек все взорвал, что можно было взорвать.

— "Вдох-выдох" привлек к себе столько внимания, что даже альбом остался в тени, – считает Максим. – Хотя наше лицо - не этот трек, а именно альбом. И еще примерно полгода после выпуска альбома нас спрашивали: "А когда же у вас выйдет дебютный диск?"

— При том, что альбом очень хорошо продается, четыре раза тираж допечатывался, – вставляет ремарку представитель лейбла "Мегалайнер", издающего Т9.

— Поначалу на наших концертах было очень мало людей, которые слышали хоть что-то еще, кроме "Оды нашей любви", – признается Марина. – Но постепенно таких становилось все больше, и все больше людей исполняло эти треки вместе с нами.

Тем не менее, сами участники группы в ответ на просьбу перечислить любимые треки с альбома делают это без видимого единодушия. А Марина даже высказывает мнение, что их лучшие песни еще не написаны и главные творческие победы остаются впереди.

Тарелки перед Максимом и Мариной уже опустели, но еда Владимира так и осталась нетронутой. И пока он расправляется с уже остывшим бургером, другие участники используют свой шанс вставить несколько слов и порассуждать об отношении к популярности.

— В Питере на улицах нас не узнают, – признается Марина, и кажется не испытывает от этого никакого расстройства. – Вот его узнают, – кивает на Владимира. – Очень спокойно ходишь, никто не пристает, поклонники не одолевают, сумасшедших тоже не было. В Москве, есть ощущение, нас узнают гораздо чаще.

— У популярности есть обратная сторона, – Владимир окончательно забывает о бургере. – У людей бывает неправильная реакция, как будто они динозавра увидели. А еще мне не очень нравится, когда меня знакомят с кем-то друзья мои и представляют "Vажный, T9". Можно было представить просто: "Вова", так мне проще и комфортнее с человеком общаться. Да и ему, как правило.

— Я все еще учусь в университете, перевелась на заочный, – продолжает разговор о скромности Марина, – и до последнего скрывала свое участие в группе. Потом уже как-то "в контакте" меня нашли. Так что мы спокойно к популярности относимся. Может быть, просто и не пришло время для нее, рановато еще нам.

— "Ода нашей любви" стала вообще самым ротируемым треком 2008 года, – раскрывает Владимир тему взаимоотношений с миром популярной музыки. – Вообще по всем радиостанциям. Поэтому естественно, что нас зовут на большие концерты с поп-исполнителями. Мы не отказываемся, мы не считаем зазорным выступить с ними. Они тоже музыканты, многие из них музыканты высокого уровня. Единственное чего не понимаю, это когда они на гастролях выступают под фонограмму.

— Обычно это объясняют несоответствием аппаратуры, но если ты поешь, то споешь с любым звуком. Я о нас могу сказать, что у нас вокальные данные не суперофигенные. Хотя мы не только читаем, но и включаем вокальные фрагменты в треки. Но у нас есть принцип - какой бы не был звук, как бы не было неудобно, на морозе или с больным горлом – мы всегда работаем без фонограммы.

Право произнести программную речь о ближайших планах тоже достается Владимиру.

— Сейчас мы пишем второй альбом, который, с одной стороны, должен получиться еще более взрослым и профессиональным, а с другой – сохранить все лучшее, что было в первой пластинке, – сообщает он. – Ну и добавить чего-то нового. Если говорить о читке, все будет более на уровне. На одном из фестивалей мы познакомились с битбоксером Beat Well, сейчас мы с ним всегда вместе. Я могу сказать, что он является третьим или вторым битбоксером России, то есть реально выходит на хороший уровень.

 

Ну и помимо битбоксера в наших концертах теперь участвует саксофонист. Я не могу похвастать, что он выпускник консерваторий, но он саксофонист от Бога, который импровизирует и может не помнить нот, не знать тональность, но все подобрать сходу. Сейчас вокруг нас есть музыканты той квалификации, с которыми можно было бы сделать отличный живой концерт. Другое дело, что проблематично вывозить такой состав на гастроли. Но мы обязательно сделаем такое выступление в Питере, попозже, ближе к выходу второго альбома. Короче, мы все в творчестве с головой, не спим ночами, пишем. Студия прямо на Невском, так что если мозги уже никак, выходишь в центре, там огни, все красиво, подышал воздухом – спокойно, тихо, можно прямо город слушать. И обратно в студию – записывать. В этом вся наша жизнь, могу это сказать и подписаться под этим.

 





data-matched-content-rows-num="3" data-matched-content-columns-num="3" data-matched-content-ui-type="image_card_stacked" data-ad-format="autorelaxed">
comments powered by Disqus




Профайлы

0 - 9 | A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z | А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я