Джихад - наш путь или "Дело Портландской Семерки"
23 июля 2004, 09:49

Джихад - наш путь или "Дело Портландской Семерки"

Месяц спустя, ранним утром вооруженные федералы ворвались в жилище Форда. Он был арестован на пороге своего собственного дома на глазах у жены и сына. Обвинение было предъявлено по 15 статьям...

Ислам - наш путь или "Дело Портландской Семерки"

Когда смертники Аль Каеды направили самолеты на Всемирный Торговый Центр и Пентагон, уничтожив тысячи мужчин и женщин разных национальностей, цветов кожи и вероисповедания, большинство американцев содрогнулись от ужаса. Однако для 30-летнего афро-американца по имени Патрис Лумумба Форд 11 сентября имело абсолютно иное значение – этот день стал для него сигналом, что долгожданная война Ислама и Соединенных Штатов началась, и пора браться за оружие. Форд и его единомышленники из Мусульманских братьев, посещавшие одну мечеть в Портланде (штат Орегон), усиленно к этому готовились с начала года: изнуряющие тренировки, которые включали не только физические упражнения, но и стрельбу из разных типов оружия. Позже свидетели, наблюдавшие изменения, происходившие с парнями во время этой подготовки, отмечали, что они выглядели "как самые настоящие воины".

Форд и члены его группировки долго не могли определить, какая именно из мусульманских стран более других нуждается в них как в бойцах. Теперь же стало ясно, что Афганистан, который вскоре должен был подвергнуться бомбовой атаке со стороны США, - наиболее подходящее для них место вступить в джихад.

Очень скоро, правда, оказалось, что эти ребята не очень реально понимали происходящее и абсолютно неадекватно себя оценивали. Спустя два года, в октябре 2003 года, Форд и один из его товарищей по оружию из так называемой "Портландской Семерки" предстали перед судом по обвинению в заговоре с целью начать войну против США – преступление, за которое, как и за государственную измену, обычно выносится смертный приговор.

Как же могло произойти, что молодой, талантливый и получивший достойное образование представитель так называемого хип-хоп поколения направил оружие против своих же соотечественников: он смог добраться до гор западного Китая, пытаясь присоединиться к войскам, в рядах которых были и люди, задумавшие и осуществившие ужас "11 сентября"… 

В конце сентября 2001 года Форд с некоторыми из своих сторонников выбрались в гранитные карьеры в графство Скамания (штат Вашингтон). Патрис захватил с собой пистолет 12-го калибра, другие тоже были не с пустыми руками: атакующее оружие и мощные винтовки. Никто не обращал внимания на запрещающие знаки – всем было не до этого.

Каждый из участвовавших в этой вылазке был по-своему примечателен и колоритен. Джефри Леон Баттл – плотный 31-летний бывший охранник черного мусульманского лидера Хьюстона. Ныне работающий ассистентом врача, всего год назад он вступил в ряды Резерва Армии США и отлично владел техникой рукопашного боя. Впрочем, знания Баттла об оружии тоже оказались весьма глубокими и полезными.

Ахмед Билал, 23 года. Он и его 21-летний брат Мухаммад (в карьеры он не поехал) были уроженцами США, однако большую часть жизни провели в Саудовской Аравии, куда их родители переехали вскоре после того, как в 1970-х приняли ислам. В Портланд они перебрались всего пару лет назад и перебивались случайными заработками. Знавшие их близко люди утверждали, что Мухаммад находился под прессом влияния со стороны Ахмеда.

Участвовал в походе и Абис Абдула аль Сауб, который являлся эмиром, то есть лидером этой группировки. Аль Сауб – 35 лет, иорданец по происхождению, женился на американке и впоследствии эмигрировал в США. Под два метра ростом, с длинной тонкой бородой и пронзительными зелеными глазами, аль Сауб неизменно впечатлял людей. Правда, большей частью это впечатление было негативным. Жена подала на развод и забрала с собой детей, хозяин помещения, где жил аль Сауб, считал его мошенником, а коллеги – надменным и отчужденным. Форд видел в аль Саубе родственную душу, преданного мусульманина, который так же, как и он сам, искал духовную дорогу в жизни. Особенно убедительными казались Форду речи аль Сауба о джихаде.

Размышления аль Сауба о войне не были пустыми громкими словами – конец 80-х он провел в Афганистане, сражаясь вместе с моджахедами, после переехал в Пакистан. Как отмечал на суде Форд, когда дела касалось джихада, аль Сауб "был самым настоящим воином из всех".

Надев традиционные мусульманские одежды и головные уборы, парни тренировались в стрельбе из автоматов, когда в карьере появился помощник местного шерифа. Он приказал бросить оружие и уведомил бойцов, что они нарушили границы частного владения. Позже Баттл хвастливо заявлял, что "они бы прихлопнули этого парня, если бы он не был крут". Крутой коп проверил документы парней, записал их данные и свалил.

Через месяц парни купили билеты в один конец до Гонконга. Называя себя Katibat Al Maw (Эскадрон Смерти), они надеялись, что смогут присоединиться к "добрым братьям" Талибана и Аль Каеды. Как верят многие сторонники джихада, жизнь, отданная за защиту мусульманских земель, - прямой путь в рай. Позже Баттл заявил: "Покидая Соединенные Штаты, я не планировал возвращаться".

Радикальный исламизм пришел в США. И не только в лице эмигрантов. Конечно, немногие коренные американцы способны пожертвовать западным комфортом в надежде послужить Аллаху за деньги – участвуя в вооруженных конфликтах в местах, подобных Чечне или Кашмиру. Между тем, дело Портландской Семерки – в группу входили Форд, Баттл, братья Билал, аль Сауб, бывшая жена Баттла Октоубер Левайс и последний из попавших за решетку, программист Махер "Майк" Хаваш – наиболее показательный пример того, как судят афро-американцев, обвиненных в разжигании джихада против США после 11 сентября, когда полномочия представителей закона возросли пропорционально активизации военных операций Штатов в исламском мире. Афро-американцы составляют около 30 процентов мусульман, проживающих в США, и почти 90 процентов неофитов, то есть тех, кто перешел в ислам из других религий.

На первый взгляд, Форд – наиболее неподходящий персонаж для участия в подобных формированиях. Даже внешне – высокий, спокойный, без бороды, по-мальчишески хорошо выглядящий. Форд учился на медика в престижном Университете Джона Хопкинса и работал интерном от двух вузов Портланда. Его профессора и супервизоры в один голос твердили, что этого интеллигентного, отлично образованного и благородного парня ожидало великое будущее. Друзья Форда рассказывали, что он планировал продолжить образование в сфере международного права. Кроме того, Патрис очень любил жену и гордился своим маленьким сыном, Ибрагимом.

На суде Форд говорил, что именно вера требовала от него сражаться в Афганистане против того, что сам он определял как "круиз геноцида и ракетной политики президента Буша". Несмотря на то, что Форд был осужден по обвинению в заговоре против государства, его родственники утверждают, что террористом он никогда не был – преданный мусульманин, единственным желанием которого было помочь жителям Афганистана. Они уверены, что генеральный прокурор Джон Эшкрофт, ведший это дело, участвует в щедро поддерживаемой государством, точнее его руководителями, "охоте на ведьм" против мусульман в Америке. "На сегодняшний день чернокожий, приверженец ислама, активист, думающий и чувствующий человек не может рассчитывать на объективный и справедливый суд", - заявил адвокат Форда, Стенли Коуэн.

В общем-то, сложно сказать однозначно, был ли Форд сотоварищи подлинными террористами, предателями или же просто запутавшимися в происходящем идеалистами.

И только выносивший приговор судья уверен: "Нет, они не герои. Возможно - террористы. Совершенно точно – предатели. Пример Форда – самый трагичный из всех в этой банде. Это человек, имевший прекрасные перспективы, но внезапно, по непонятным для меня причинам, изменивший свои взгляды на мир и сфокусировавшийся на джихаде".

При рождении Патрис Лумумба Форд получил имя самого почитаемого африканского мученика – революционера-социалиста, премьер-министра Конго, убитого в 1961 году, как небезосновательно считают многие, по приказу ЦРУ.  Выбор имени был не случайным. Рассказывает старший сын Сандры и Кента Форд, Джеймс Бритт III: "Наша семья была очень политизированной. С самого детства нас окружали книги таких мыслителей-революционеров, как Малкольм Х и Мао. Нас поощряли изучать историю и задавать вопросы. Такой была культура и атмосфера в нашей семье". Хотя отец Патриса, Кент в конце 60-х - начале 70-х являлся лидером портландских Черных Пантер, Форд получал образование в лучших частных школах и ориентировался на жизнь типичного "белого воротничка". После суда, в Портланде распространились высказывания, что Форд – второе поколение экстремистов, которые его семья и многие из друзей сочли оскорбительными и необоснованными. "Нет никакой связи между участием Кента Форда в движении Черные Пантеры и тем, во что вляпался Лумумба, - считает друг этой семьи, Катлин Саадат. – Форды не относятся к агрессивным и жестоким людям, испытывающим ненависть к окружающим, напротив – это добрые, любящие и заботливые  люди".

Любовь Форда к Китаю передалась ему от матери, путешествовавшей по этой стране в конце 70-х, и от дяди, Леонардо Тригга. Огромный, неуклюжий Тригг с царскими манерами оказал чуть ли не главное влияние на формирование Лумумбы как личности. Именно он познакомил Форда с Арнис (военное искусство Филиппин) и восточной философией. Форд начал изучать китайский язык еще в старшей школе и продолжил  осваивать его в Государственном Университете Портланда. Преподаватели Форда по универу считали его очень ярким, талантливым, практически идеальным студентом. Соученики Форда не помнят, чтобы он проявлял нездоровый интерес к политике, разве что его увлечение Public Enemy и возмущение по поводу приговора, вынесенному по делу Родни Кинга в 1992 году (безнаказанными остались четверо полицейских, жестоко избивших беззащитного чернокожего). Судя по воспоминаниям университетских товарищей Форда, его в те годы больше интересовала спортивная стрельба, китайский язык и поднятие тяжестей.

Летом после окончания первого курса Форд записался на образовательную программу, которая предусматривала поездку в Китай. Примерно тогда он и принял ислам. Джон Янг, сопровождавший студентов профессор, вспоминает, что Форд "и тогда уже исповедовал ислам, причем очень искренне и убежденно".

Во время следующей своей поездки в Китай, опять-таки с образовательными целями, Форд познакомился с Кзи Чанли - китайской журналисткой, которая вскоре переехала с ним в Портланд и стала его женой. Кстати, церемония бракосочетания проходила по мусульманскому обычаю, хотя Кзи не исповедует ислам.

2001 год прошел для Форда за изучением скачиваемых в интернете документов, касающихся ислама: "Как правильно подготовиться к участию в джихаде?", "Декларация войны против американцев, оккупировавших Святую Землю?" Осамы бин Ладена, и прочих им подобных. Периодически по спутниковому телевидению Форду удавалось посмотреть Аль Джазиру.

Патриса все больше и больше беспокоило непрекращающееся кровопролитие на Среднем Востоке: началась вторая палестинская интифада, израильтяне наносили удары один за другим. Форд направил несколько имейлов мэру города Эшкелон (побратим Портланда), содержание которых сотрудники мэрии сочли антисемитским, поэтому передали их в руки полиции.

На самом деле, деятельность Семерки в то время имела ярко выраженный антисемитский характер. Прослушивая телефонные переговоры Баттла, полицейским удалось узнать о планировавшихся им террористических актах, которые он собирался осуществить накануне 11 сентября также в США. Баттл обвинял американских евреев в финансировании "палестинской резни", а отомстить за пострадавших в ней мусульман он намеривался, подорвав местную еврейскую школу и синагоги Портланда. Он заявлял, что считает "возможным убить 100-1000 человек, а то и больше, используя автоматическое оружие и пуленепробиваемые жилеты".

Рост воинственности членов Эскадрона Смерти правительство связало с фигурой  их духовного лидера - Мохамеда Абдурахмана Карие, который являлся имамом Исламского Центра Портланда (Масджид Ас-Сабер).

Масджид Ас-Сабер – традиционная мечеть, где неспешно проповедует имам-сомалиец, основная масса прихожан – выходцы из Северной Африки и со Среднего Востока. По возвращении из Китая в 2000 году Форд был принят в религиозное братство этой мечети, как и положено, пять раз в день приходил молиться, поступил в небольшую мусульманскую школу неподалеку. Чтобы как-то сводить концы с концами, Форд устроился работать в киоск по продаже мобильных телефонов.

Масджид Ас-Сабер попал в поле зрения полиции еще в 1997 году, когда личный секретарь Бин Ладена прислал Фариду Адлуни (проводящему собрание братства этой мечети) подробный семистраничный отчет о планах Аль Каеды, касающихся некоторых военных операций в Афганистане. Тогда же выяснилось, что «президент» этой мечети Алаа Абунем является директором Исламской Ассамблеи Северной Америки, благотворительной мусульманской организации, распространявшей в вебе призывы к джихаду в августе 2001 года. Эти призывы были следующего содержания: "Братья-моджахеды примут тебя с распростертыми объятьями, и в течение двух недель ты сможешь пройти курс боевой подготовки". В отношении членов мечети было начато расследование, в ходе которого выяснилась принадлежность имама Карие к Всемирной Мусульманской Организации Помощи, базирующейся в Иллинойсе, чью счета были заморожены Министерством Финансов США в 2001 году. 

Вечер 16 октября - последний день, проведенный Баттлом в Портланде – он и некоторые из его товарищей посвятили собранию в мечети, где после вечерней молитвы обсуждался один основной вопрос – финансирование джихада. Накануне  аль Сауб получил благословение имама Карие на привлечение некоторых членов их братства к добыванию денег на священную войну. Приемлемым для обеих сторон решением стала отправка братьев на восток, согласие каждого оценили в 2000 долларов.

Появление столь колоритной группы – Форд во главе компании крепких, хорошо подготовленных и оснащенных черных и арабов – в Кашгаре (приграничный населенный пункт) привлекло внимание местных. Хорошо владеющему китайским языком Форду не составило труда на местном базаре через торговцев выйти на проводника, который бы смог провести их на территорию Пакистана. Через месяц после неоднократных попыток перейти границу, стало ясно, что группа  не сможет попасть в Пакистан, не говоря уж об Афганистане. Вскоре Форд и Мухаммад Билал отправились обратно в Портланд. Остальные члены Эскадрона не  торопились на родину. Баттл три месяца провел в Бангладаше, пытаясь присоединиться к местным фундаменталистам, однако те не принимали в свои ряды чужаков, и он тоже улетел назад, в Портланд. Ахмед Билал остановил свой выбор на Малайзии, где поступил в местную религиозную школу. Каким-то образом он раздобыл координаты еще одной террористической организации – Ласка р Джихад, но, похоже, с ними он так и не связывался. В конце концов, он сдался властям и был экстрадирован в Штаты.

Аль Сауб – возможно, имевший определенные связи с Аль Каедой - остался на время в Китае, откуда перебрался в Пакистан. Вероятно, он стал единственным из этой группировки, кому удалось достичь Афганистана. За его поимку американское правительство пообещало вознаграждение в 5 миллионов долларов, но его так и не смогли найти. Есть версия, что он погиб в октябре 2003 года во время бомбовой атаки.

По возвращении домой, Форд поселился вместе с женой и сыном, однако о прежней жизни уже не могло быть и речи. Его новый товарищ по братству – уроженец Египта Халид Ибрагим Мустафа – оказался осведомителем ФБР (предательство в обмен на закрытие его уголовного дела – незаконное хранение оружия и участие в торговле наркотиками). С мая по октябрь 2002 года за Фордом и Баттлом велось пристальное наблюдение: 120 федеральных агентов контролировали каждый шаг и движение подозрительного объединения. В сентябре 2002 года при попытке вылететь в Дубаи был задержан Карие, в ходе следствия он признал себя виновным в подделке и махинациях со страховками.

Месяц спустя, ранним утром вооруженные федералы ворвались в жилище Форда. Он был арестован на пороге своего собственного дома на глазах у жены и сына. Обвинение было предъявлено по 15 статьям, среди которых и заговор против государства. Следователь обещал закрыть дело того из членов Эскадрона, который даст показания, уличающие Карие в преступлениях. Однако Форд и Баттл доказали свою преданность идеям и вере, заявив: "Даже если нас отпустят на свободу прямо из зала суда, ни о каком сотрудничестве с властями не может быть и речи". Остальные члены группировки оказались более податливыми и признали свою вину – от отмывания денег до шпионажа в пользу Аль Каеды.

На вынесении приговора судья Джонс назвал Форда оскорблением ислама. Однако Форд так и не раскаялся. В заключительной речи он  прочитал свое послание сыну, в котором объяснял свое решение поехать в Афганистан: "Сын, надеюсь, ты понимаешь, что я не мог более мириться с теми ужасами, что происходили с детьми других людей. Равно как и не мог допустить, чтобы это когда-нибудь случилось с тобой".

Приговор гласил: 18 лет тюремного заключения каждому, с правом досрочного выхода на свободу через 15 лет. 





data-matched-content-rows-num="3" data-matched-content-columns-num="3" data-matched-content-ui-type="image_card_stacked" data-ad-format="autorelaxed">
comments powered by Disqus





Профайлы

0 - 9 | A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z | А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я